Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:36 

Когда вижу карапуза, он не вызывает у меня умиления. МНе только кажется, что это отвратительная личинка, которая довольно быстро превратится в отвратительное чудовище.

21:45 

А я уже говорил вам, что ужасно ненавижу карапузов?
Особенно тех, что улыбаются во весь рот, и лысые как джабба хат.

00:02 

Начал писать книгу.
Вы будете ее читать?

Через две недели будет готова.

11:43 

я вот двигаюсь
А ты?

14:38 

Блин, была бы у меня гитара, было бы проще.

02:52 

твииитер, я об него ноги вытер.
Пииитер, я им по горло сытер.
Выпить? Рыбой станешь, тогда и пей блядь.

Строги брови, серы ноги, одинокие дороги.
Новы словы, куры - дуры, и коровы на шампурах.
Храни меня земля.

20:03 

Я кажется болен. Далеко и надолго.

03:52 

Я поменял ник потому, что обнаружил, что уже имеется дотаточно заметный дневник с таким именем, правда на жж, но это не важно.

21:51 

Про текущего Макса +100500

Адам Томас Моран, в своем последнем видео, какой-то необычно грустный, холодный и отталкивающий. Мне кажется, что он болеет, или может быть, проснулся не с той ноги. Да и мало ли, что еще может быть у звезды отечественного обзора. Может быть его не любит никто, кроме миллионов. Вот что бывает, когда популярность сваливается на тех, кто не может с ней справиться. Обратите внимание на выражение его лица, какое оно затравленное, какое неловкое. Возможно дело в том, что за последние выпуски ему слишком много платят, и он просто не может без угрызений совести брать эти деньги в руки. А может быть дело не в совести. Может быть дело в совсем другом. Может быть он хочет сделать шаг вперед, но как человек потенциально неглупый, отдает себе отчет в том, что никто ему не позволит не то, что шагать, но даже и подпрыгнуть на месте, ибо потолки там, явно, очень низкие.


21:42 

Я бы тут написал кое чо о политике, но боюсь

23:31 

Меняю все.
Принимаются предложения.
Какой сделать фон?
Какие цвета?
Какую музыку поставить?
Какой ник мне сделать?

21:29 

Сегодня пришел к выводу, что мне не нравится почти все.
Не знаю, что с этим делать.

23:01 

Раньше думал, что понимаю чего-то. А теперь, ну я даже не надеюсь на это. Слишком я стал старый, для всего.

00:16 

А вы читали книгу Арфистка Менолли?

01:58 

хочу кепку с прямым козырьком

21:03 

Думаю тут по мне, все сильно соскучились.

18:11 

Чтобы писать рецензии на фильмы, нужно эти фильмы смотреть, а мне ужасно лень. Можно ли писать рецензии не смотря фильмы их обозревающие?

23:00 

Что нужно, чтобы меня читали люди, больше людей?

17:40 

Лишь те из вас, кому сказать нечего, все время спрашивают у других, на какую бы тему попиздить. Но увы, даже когда тема найдена, и можно расслабиться, приготовиться слушать, они не могут выдавить из себя не слова, словно рот им заткнули суровым кляпом, благословенным самим священным золотом. Проклятия и тягостные мысли, проносятся в их безвольных головах, препятствуя работе ленивого мозга. Вы слышите только «эээ» и «эммм», а больше ничего. В глазах у самозабвенно совокупляющейся кроличьей четы смысла и то больше, чем в этих, отчаянно силящихся изобразить умственную работу, бессознательных стекловидных пузырьках.

Ты видишь этот рон, он пуст, и рядом с ним разбросаны белоснежные кости? На нем еще никто не сидел, кроме царя из твоей головы. Но твой царь давно умер, и это его останки ты видишь на пыльных мраморных плитах. Эти кости долго гладали псы твоего слабоволия, твоего страха смерти и перемен. Хоть ты и молод, но тебя уже можно укладывать в гроб. Тебе нечего сказать, ты ничего не умеешь делать. Ты даже жить уже не хочешь. Ноешь постоянно, о том как тяжела твоя бездарная жизнь, испытываешь терпение своих добрых и преданных друзей. Когда они уходят, устав от твоего нечленораздельного мычания, вот тогда-то тебе есть что сказать. Ты говоришь о предательстве. Заливаешься соловьем. У тебя даже открываются какие-то новые силы, члены наливаются кровью, а голова гудит от осознания того, что наконец тебя посетило важное, наконец тебе есть о чем сказать.

Но все это быстро проходит. Подарок судьбы уже не радует, и все возможные слушатели уже слышали тебя, не раз, и не два. Предательство кажется уже не таким захватывающим, ты впадаешь в еще большее уныние. Но ты все еще хочешь, немножко, жить, а что бы жить, тебе все еще надо есть. Ты звонишь в пиццерию. Чтобы заказать коробку пиццы. Ты уже посчитал в голове, что маленько тебе будет мало, а большой много. Ты мог бы пригласить соседа, но он, падла, сожрет половину, а это совсем тебя не устраивает. Поэтому ты решаешь нажраться от пуза, сожрать столько пиццы, что живот разбухнет и дышать станет трудно. Приезжает курьер, ты не смотришь ему в лицо, и протягиваешь мятую тысячу, забираешь коробку, сверху лежит чек и сдача. Ты думаешь, сколько дать ублюдку. Сотку много, а полтинников нет. Ты смотришь на него. Молодой, свежий, устал за день, улыбается. Ты говоришь спасибо, и закрываешь дверь. Обойдется, мудлан.

Сидишь и жрешь. Съел почти все. Один кусок остался. Больше уже не можешь впихнуть в себя. Что же делать? Ничего не делать. Закрой коробку, пусть полежит до завтра.

Ты ложишься на диван и закрываешь глаза. Так вы и лежите тихонечко — ты и холодный кусок пиццы в коробке. К утру и ты остываешь. И вы вместе, рука об руку, уходите туда, откуда еще никто не возвращался.

13:41 

Посмотрел много видео про котиков и хомячков.

череп и скрещеные кости моей злости

главная